"There's nothing more powerful or radical or stunningly beautiful than a woman who chooses to rebuild her life. Day after day, hour after hour, now matter how many pieces are hers to sweep up, or how many mistakes she must now spin into gold." Love yourself, Ladies.

 
 
 
+
 

У меня есть всего один бывший, с которым я общаюсь. Я и со слезами, и со смехом называю его «мой лучший бывший». Он не скрывает того, что влюблён в меня. Я была его первой девушкой. Кажется, это было 5 лет назад. Как-то не сложилось.

Однажды он гордо назвал всех моих парней «Орденом Долбоебов». Я очень смеялась, а он не забыл, конечно же, туда вписать себя. Дважды.

Я тогда состояла в отношениях и поделилась этим со своим молодым человеком. Он обнял меня, поцеловал в нос и сказал «надеюсь, я там никогда не окажусь».

Как ни смешно, мы молча разошлись по его инициативе. Я отправила эти отношения в мусорку, как то, чего на самом деле и не было. Как то, что я использовала, чтобы вернуть саму себя. Не исключая вероятности, что я их сама же и саботировала — я с высоко поднятой головой взяла ответственность за то, что меня бросили.

Но вот сегодня, спустя месяц, он стал официально Главным Долбоебом в этом ордене.

Чертов ты мудак.

 
 
 
 

broadway-:

haifisch:

я спал целый день, 
не видя тому никаких препятствий. 

не хотелось есть, любить или просыпаться. 
не хотелось читать отверженных, анну каренину, дон кихота 
не имело значения, вторник или суббота. 

я оставивший и оставлен. у меня есть память и стук сердечка. 
я читал вслух стихи, в которых не было ни словечка. 

только ты и долгие паузы. 

все так боятся искренности. 

поэтому я стал черствым и 
чаще пишу пьяным, чтоб было не стыдно 
за свою, что говорят, безобразицу. 

впрочем, ты все равно не читаешь, что я творю про тебя. 
так что какая разница. 

люди ищут в стихах себя, а не рифму. 

так я оправдываю свою бездарность. 
люди рождаются и умирают одни. 
так я оправдываю свое одиночество. 

говорят, надо встать и жить, но мне так не хочется. 

я сжег дневники, фотографии. 
это чтобы создать декорацию новой жизни. 

я спал целый день. мой сон был спокоен, безукоризнен. 

мне, как ни странно, не снились ушедшие прочь людишки 
и вокзальные станции, на которых я не бывал. 
пока я дрых, наверное, кто-то кого-нибудь целовал 
или возил в италию или польшу. 

я хотел бы жить так, но я жить не умею больше. 

я спал целый день. 
побродил в закоулках памяти (как всегда). 
страшно. скоро черты наших вёсен на лицах изгладит время, вино и новые города. 

рас-ста-вать-ся 
это ж вроде само собой разумеющийся, привычный, избитый до смерти наш расклад. 

я спал целый день. 
ты знаешь, 
все одинокие люди так много спят.

И словно бы я знаю, кто это мог написать.

 
 
 
 

   И я вернулась к себе. Я чувствую себя так, как не чувствовала очень давно. Я верю в себя и верю себе. Моя самооценка не упала, я так быстро вышла из этого. Озлобленная. И одновременно с этим подозрительно счастливая. Я словно получила пинок.

   Предыдущее расставание было другим — я бежала от себя, как могла и куда могла. В этот раз я ушла в себя. Глубоко.

   Я чувствую себя прекрасной и отвратительной одновременно. Я чувствую себя красивой, талантливой, умной, поразительно упёртой. Шедевральной. Отстаивающей саму себя.

   Я чувствую себя последним дерьмом. Идущей по головам. Готовой переехать на танке любого человека.

   Только. Близкие. Остальных я словно могу убить одним взглядом. 

   Я чувствую себя невероятной. И одинокой. Я наслаждаюсь своим одиночеством и оно убивает меня одновременно.

   Во мне столько злости. Я ненавижу себя за это. И восхищаюсь собой.

 
 
 
 

broadway-:

(via 19-2000)

 

 
 
 
 

Потерянных нервов: много

Недопусков "за непосещение": 3

Стрижки: 2

Видео, где я еду в машине бывшего под Шуфутинского: 8

Новая татуировка: 1

Поездки: Израиль и США

Испорченные в поездках отношения: 1

Николина гора: 3 поездки (потеряла свой смысл)

Букет: 1 (и хер с ним)

Концерт: 3 (а вот это обидно)

Пробежки: 16км (это в общей сложности, если что)

Закончившиеся отношения: 3/4 (это к концу года. а так уже 4/4)

Подаренных сборников Бродского: 2

Тусовок: много

Мозгов: мало

Потерянная работа: 2

Рыдания на полу: 3

Сброшенных кг: 12

Перестановка дома: 1

Вера в людей: 0

Полароидное фото с голой задницей: 1

Тоска по Нью-Йорку: тонна

Любовь к друзьям: 146%

Празднование Нового года: одно из лучших в жизни (и от этого грустно)

Что по итогам: я ленивая, меня невозможно любить и после всего этого я хочу покрыться пылью и слезами в своей постели. До свидания.

 
 
 
 

   Самое смешное (и неожиданное) — то, что происходит сейчас не имеет никакой связи с теми а-ля шекспировскими красивыми страданиями по моему мужчине.

   Просто вчера вы делали совместные приличные и не очень фотографии на полароид, ты засыпала в его постели, пока он целует тебя в лоб и вы планировали сбежать от всех в горы Грузии, чтобы объедаться хинкалями, а сегодня забираешь от него последние вещи и ложишься спать в уже непривычном, но своем доме, в состоянии влитой в себя половины бутылки водки, в пижаме, подаренной им примерно пару дней назад. И до сих пор чувствуешь от нее (да и от себя, чего уж) его запах. И что-то тебе не очень.

 
 
 
+
 

Я так боюсь очередной адской боли, которую может принести человек, что заметила за собой новую "классную" привычку: 

Как только чувствую что-то неладное, у меня включается режим самосохранения и я начинаю саботировать все отношения, ходить по острию, гордо мысля, что я контролирую ситуацию и смогу остановиться за секунду до атомного взрыва, бегать в руках с факелом и жечь все, что попадается на пути, лишь бы что-нибудь из этого не смогло коснуться того, что люди душой называют.

Меня теперь словно кошку надо любить — только не так двинешься и я либо уйду, либо начну кусаться.

 

Мне мерзко. Но по другому больно.

 
 
 
 

Hello from the other side.

 

October, 30th. 2017

New York City morning.

 
 
 
 

 

6th

 

Я бы могла снова написать «сегодня пятница 28 октября 2011 года», но не буду этого делать. 

Здесь не будет и откровений, как в прошлом году.

Я стояла ночью на крыше и курила, не верила своим глазам — прошло шесть лет. 

За 6 лет маленький человек мог родиться и уже пойти в школу. 

Или, как в тех стихах:

"за время, пока мы не виделись,

миллионы, сотни

родились и умерли, не родившись."

 

Cколько всего случилось за эти годы? Я так пыталась уйти от всего, что воспоминания стали пустыми. Словно у меня есть полка со стеклянными банками — и они там. Эмоций нет.

Я убежала от всех, от себя. Забралась на крышу дома — в Нью-Йорке. Сижу. Ем клубнику и курю.

(я ведь сказала, что 

"я могу уехать так далеко,

что ни один самолет

не пересечет эту пропасть

между тобой и мной")

А вот это тонкий момент: если бы не он — не было бы Нью-Йорка.

Мы живем на одной улице уже две недели и не увидимся, как не виделись последние три года. И, наверное, еще несколько лет.

 

22 года знакомства, все наши воспоминания, шесть последних лет, два года на разных континентах, две поездки в Нью-Йорк. Конец.

You was my everything.

 

Спасибо тебе за все.

 
 
 
 

я могу быть для тебя

посторонним

 

я могу не здороваться

и не жать руки

 

я могу держать при себе 

комплименты

 

не дарить ни цветов,

ни книг

 

я могу проходить мимо

я могу равнодушно смотреть,

как ты плачешь

 

я могу не писать

на ночь

 

не звонить

не читать оборванные сообщения

 

я могу уехать так далеко,

что ни один самолет

не пересечет эту пропасть

между тобой и мной

 

но не проси 

меня быть тебе другом

 

я ничего не сделал,

чтобы быть наказанным

этой дружбой

 

 
 
 
 

Начиная о моем лете в обратном порядке.

   Мне очень тяжело находить слова, чтобы написать что-то. Впервые, наверное. 

   Все началось очень быстро и так же быстро закончилось. Помню, когда он уехал, я все шутила, проводя параллель между ним и моим мужчиной. Помню, как в ночи громко заявляла: “я никогда не перееду в Калининград. Я никогда больше не пойду на отношения на расстоянии. Мне не нужны никакие серьезные отношения — они бесперспективны”. 

   Моя уверенность таяла на глазах с каждым днем. Он понимал меня, как никто другой. Я восхищалась им. Он строил многолетние планы. Я могла ему рассказать все, что угодно. Мы искренне смеялись часами напролет. Не было ни одного момента, чтобы я задумалась, что что-то идет не так или что его здесь нет. Я растворялась в каждой секунде этого.

   А потом все закончилось. 

   “Я не скажу тебе, что я не могу без тебя жить или, что жизнь стала серой и безликой. Потому что это ложь. Но я счастлива с тобой. Ты заставляешь меня улыбаться. И у меня действительно есть вещи, которыми я хочу делиться только с тобой. Только это важно.”

   И даже в нашу последнюю встречу, подводя итоги, мы проговорили 7 часов, гуляя по нашему стандартному маршруту. 

   Воспоминания утекают быстрее, чем казалось. Даже быстрее, чем хотелось бы. Мы сделали все для этого.

   Это будет парадоксально. Даже для меня. Я очень многое поняла для себя, много действительно важных вещей (но о них потом) и каждую секунду с ним я была счастлива, но, несмотря на все это, именно этого человека я бы хотела вырезать из своей памяти, словно его никогда не было. И если бы я знала, никогда бы не пошла на это.

   Каждый вечер мне становится на несколько минут тоскливо, то сильнее, то слабже. На его месте образовалась тянущая пустота. Но я уже не помню, по чему скучаю. У меня ощущение, словно с момента конца наших отношений я пробежала миллион миль — лишь бы память о нем меня не догнала. 

 
 
 
+
 

 

 

   Если прошлое лето я назвала “лето, претендовавшее на перемены, но ставшее просто временем года”, то теперь я наконец-то получила свое. Сполна. 

   Лето началось с одной прекрасной метафоры: “Яблоня под окном в этом году так и не зацвела” — это было очень символично. На четвертый день лета мы с моим мужчиной наконец закончили наши двухлетние отношения. Это было сложно хотя бы потому, что, если вы представите, что с вас снимают очень тяжелый, но такой привычный груз, то первое время очень больно. Так и было. 

   Я с головой ушла в работу и вернулась к еще одной, уже ставшей привычной, вещи. Точнее, не вещи. Я нахожу свою зону комфорта в людях (и если нашла, меня оттуда очень сложно выманить). Это, пожалуй, самый простой (от того непонятный мне) человек и я всегда возвращаюсь к нему, когда мне хочется каких-то очень легких вещей и истин. Но простым не ограничилось и к середине лета я уже вовсю готовила ему пакет документов на визу в Штаты. 

   В четвертый день августа я сидела на Патриарших прудах и восьмой час рыдала после отказа консульского офицера в визе. На руках у меня были только что купленные билеты в Нью-Йорк. Лететь уже никуда не хотелось. 

   Взялась за голову: похудела, начала бегать, еще больше работать и готовиться к учебе.

   Через две недели неожиданно все изменилось — я лежала в постели с человеком, о котором мне до сих пор сложно говорить без кома в горле. Это было прекрасное солнечное утро. Искренние разговоры и улыбки. Он готовил мне воду с медом и лимонным соком, пока я обнимала его сзади и целовала, когда он оборачивался. 

До его переезда в другой город оставалась неделя.

Дальше: километровые переписки, слезы, битая посуда, долгие прощальные поцелуи, многочасовые разговоры по FaceTime.

Это был человек, в которого я влюбилась. Влюбилась впервые за 6 лет.


The Summer

Everything was.

 
 
 
 

 
 
 
+
 

Причины, по которым он смеётся:

  • наличие у меня макбука;
  • мое фото с мылом в виде члена;
  • показываю ему факи по FaceTime;
  • прошу его не волноваться за меня;
  • как я смеюсь над его прощальными монологами (берегите себя и своих близких).

Guys, I think I'm in love.

 
 
 
 

Знаю все про красивые, но пустые слова.

 
 
 
 

 
 
 
 
- I didn't want to wake up. As if life must go on..
- I understand.. It must and it will.

—K.

 
 
 
 

 
 
 
+